Дневники олимпийского допинга: записки химика подкрепляют аргументы против России

Газета The New York Times публикует выдержки из дневников экс-главы Московской антидопинговой лаборатории, химика Григория Родченкова, с которыми ознакомилась на условиях эксклюзивности. Два ежедневника с записями, сделанными авторучкой, «теперь входят в число ключевых улик, из-за которых Россия может не попасть на следующую Олимпиаду», — пишет журналистка Ребекка Р.Руис.

Дневники Родченкова за 2014 и 2015 годы «содержат новый пласт подробностей об изощренном жульничестве России на последних зимних Олимпийских играх и о том, в какой мере, по словам самого Родченкова, в это были втянуты правительство страны и официальные лица олимпийского движения», — пишет издание, подчеркивая, что раньше эти заметки не освещались в прессе.

«В последние дни стало очевидно, что МОК уверен в подлинности этих заметок и что они, вероятно, повлияют на решение организации о наложении суровых взысканий», — говорится в статье. Если МОК не запретит России вообще участвовать в Олимпиаде в Пхенчхане, то как минимум не позволит, чтобы на открытии и закрытии Игр несли российский флаг, предпишет российским спортсменам состязаться в нейтральной форме, не разрешит исполнять российский гимн.

Издание утверждает: «Вкупе с показаниями, которые доктор Родченков дал под присягой, дневники содержат подробности конкретных разговоров о жульничестве, которые он вел с видными официальными лицами, в том числе с Виталием Мутко — в то время министром спорта РФ, теперь вице-премьером; с Юрием Нагорных, бывшим заместителем министра спорта при Мутко, который также был членом Олимпийского комитета России (ОКР); и Ириной Родионовой, которая была заместителем директора Центра спортивной подготовки сборных команд России (ЦСП)».

«13 января 2014 года Родченков написал, что помощник Родионовой Алексей Киушкин принес ему коктейль из химических препаратов, известный среди официальных лиц под названием «Дюшес», — смесь трех анаболических стероидов с вермутом «Мартини». Ранее Родченков разработал формулу этого напитка для того, чтобы лучшие спортсмены принимали его на протяжении всей Олимпиады, и Родионова приготовила его и распространила среди тренеров и спортсменов», — говорится в статье.

«Киушкин пришел с кучей новостей. Он также принес свежеприготовленный «Мартини». Я принял его сразу же», — написал Родченков. (Все цитаты, кроме особо отмеченных, приводятся в обратном переводе с английского текста, опубликованного на сайте газеты. The New York Times приводит также несколько фотографий страниц из дневников. — Прим. ред.). Газета утверждает: Родченков «регулярно испытывал препараты на себе и документировал их воздействие».

На следующей неделе «Родченков излил недовольство тем, что официальные лица не изложили четко свои планы по транспортировке из Москвы сотен унций чистой мочи, которую лучшие спортсмены месяцами собирали в баночки от детского питания и старые бутылки от содовой, — мочи, которая была главным элементом того, что он многократно называл «план Сочи», — пишет издание.

«Четкого понимания плана нет, это просто кошмар! — написал он 29 января, на следующий день после того, как двое из числа лучших российских биатлонистов попались на допинге в Австрии. — Мутко бесится из-за биатлона, ситуация вышла из-под контроля и превратилась в хаос».

«1 февраля он выполнил инструкции, которые Нагорных, заместитель министра, дал ему в отеле «Азимут» вечером предыдущего дня. Родченков проинспектировал здание, примыкавшее к его лаборатории, находившееся под управлением ФСБ, как он сказал. Запасы мочи ранее были доставлены в Сочи и тайно складированы там, записал он, но его раздражало, что пробы не были рассортированы по видам спорта или по алфавиту, по именам спортсменов», — говорится в статье. «Там ничего не готово, — написал он. — Я завершил полную инвентаризацию».

3 февраля Родченков отчитался перед Мутко. «На встрече в кабинете Мутко в штаб-квартире местного оргкомитета, записал Родченков в тот день, он передал Мутко копию «списка «Дюшес» с именами десятков российских олимпийцев, которые принимали коктейль из препаратов, тех, чью изобличающую мочу надо было подменить их же чистой мочой, припасенной заранее», — утверждает издание.

«На этой встрече, согласно записи в дневнике, министр предложил держать олимпийскую лабораторию открытой и после Игр, в качестве места для экспериментов с новыми горизонтами допинга», — говорится в статье.

«Прошли по всем вопросам, — записал доктор Родченков 3 февраля, отметив, что встал в 6:20 утра и готовился. — Он хочет оставить Сочи как запасную площадку». (Цитата — из русского текста на фото предполагаемого дневника Родченкова. — Прим. ред.).

Газета напоминает, что в России Родченкову предъявлены обвинения в злоупотреблении служебным положением.

«Российские официальные лица утверждали, что Родченков действовал в одиночку, когда манипулировал с более чем 100 изобличающими пробами мочи в Сочи», — передает журналистка.

«8 января 2014 года доктор Родченков смотрел телевизор, когда позвонил замминистра, чтобы сделать ему выговор после того, как на допинге попалась звезда спортивной ходьбы Елена Лашманова», — утверждает издание. «Звонил Нагорных — он вызывает всех на ковер, — написал Родченков. — Я приехал в министерство, дождался Нагорных, имел 2-часовую дискуссию о подробностях подготовки к Сочи».

«Спустя несколько месяцев, 14 марта 2014 года, Родченков записал, что сидел в своей машине, заряжая телефон и беседуя с Мутко, который позвонил, чтобы «атаковать меня» за неэффективное сокрытие того, что Лашманова принимала препараты», — пишет издание.

«21 апреля 2014 года Родченков спорил с Нагорных, фальсифицировать ли данные о Лашмановой: замминистра ратовал за это, но Родченков опасался, что это привлечет внимание глобальных регуляторов и будет рискованно для аккредитации его лаборатории, сказал он», — пишет газета.

«Он великолепно загорел в Мексике, — написал Родченков после встречи с Нагорных в Министерстве спорта в тот день. — Я провел там 1,5 часа, боролся. Нагорных медленно шел на попятный. Мы договорились, что к 1:00 пойдем повидать Мутко».

Газета напоминает, что в прошлом году Мутко в интервью дистанцировался от Родченкова, заявив, что подготовкой к Олимпиаде в Сочи руководил Нагорных.

«Но во время Игр Родченков записал, что много раз разделял трапезу с Мутко и вел себя фамильярно, судя по его ежедневным заметкам», — комментирует газета. «Я съел виноград Мутко», — записал он 17 февраля, имея в виду обед. «Все переутомлены» (обратный перевод с английского; в русском тексте дневника на фото с сайта газеты — «Доел виноград за Мутко» и «Все валятся с ног». — Прим. ред.).

«Доктор Родченков и его адвокат говорят, что новоявленные записки четко свидетельствуют, что он был «пехотинцем» в системе, которая контролировалась на высших уровнях государства», — пишет газета.

Инфорация из: The New York Times

Поделиться:

Иван Author

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *